46f3ea3d

Ливадный Андрей - Форма Жизни 4 (Мятежный Процион)



АНДРЕЙ ЛИВАДНЫЙ
МЯТЕЖНЫЙ ПРОЦИОН
ФОРМА ЖИЗНИ – 4
Аннотация
Здесь, на Проционе, свершилось немыслимое — творцы поменялись местами со своими созданиями. Носители искусственного интеллекта, используя технологию, созданную сгинувшими в пучине времен селенитами, воссоздали людей.

Лишенные памяти о прошлом, которого у них в общемто и не было, они превратились в подопытный материал для андроидов. Лучшие из поколения созданных, Ян Ковальский и Мари Лерман смертельно рискуя, пытаются найти ответ на вечные вопросы — кто мы? Откуда появились?

Ради чего существуем? Неожиданную поддержку им оказывает смертельный враг, полковник Нагаев — сверхмашина и сверхчеловек в одном теле…
Пролог
Стоял хмурый, пасмурный день.
Теплый ветер нес терпкие запахи леса, смешанные с флюидами далеких вулканических извержений.
Здесь никогда не наступала зима, часто лили теплые дожди, небо вечно укрывала пелена серых, гонимых ветром облаков, да и смена времен года была заметна лишь благодаря деревьям, кустам и травам, увядавшим по непонятной для столь ровного климата причине и вновь, спустя пару недель, выпускавшим свежие побеги, клейкую листву…
Природа тут соседствовала с искусственными сооружениями, да и большинство посадок, будь то лес или поля, несли явный отпечаток изначальной продуманности, некоей глобальной планировки ландшафтов.
…По нескольким просекам, рассекая лесной массив на симметричные участки, протянулись серые, приподнятые на мощных опорах ленты скоростных автомагистралей.
Вдали, за похожей на распустившийся лист клевера дорожной развязкой, виднелись смутные очертания высотных зданий города.
При ближайшем рассмотрении природа, окружающая приподнятые над землей автобаны, выглядела вполне заурядно: тихо шумели кронами сосны, молодой ельник граничил с разросшимися на просеках кустарниковыми зарослями, настораживала лишь тишина, в которой не было слышно пения птиц, стрекота насекомых, хруста сломанной ветки или деловитого жужжания шмеля, вьющегося над соцветьями травянистых растений, словно из обычных, присущих лесу звуков остался лишь монотонный шелест древесных крон.
Подобная тишина кажется зловещей, неестественной, чегото ждущей: так обычно затихает природа перед грозой, но хмурые облака не предвещали ни ливня, ни ураганного ветра — они лениво клубились над автострадами, изредка роняя морось мелкого, нудного дождя.
Сами магистрали также казались запустелыми, поблекшими: не работали лазерные указатели направлений, на съездах в районе развязки, где плавные спуски перетекали в обыкновенные проселочные дороги, не было видно свежих следов протекторов, да и просеки изрядно заросли кустарником.
Время как будто застыло.
Даже точка, видневшаяся у горизонта на фоне укутанных дымкой городских окраин, вела себя, будто насекомое, попавшее в густой сироп…
На самом деле мощный, элегантный автомобиль двигался со скоростью двухсот километров в час, просто расстояние от дорожной развязки до города было слишком велико…
За рулем машины сидел молодой человек в легкой одежде спортивного покроя. Тонированные стекла машины едва позволяли рассмотреть черты его лица, напряженные, словно водитель прилагал немалые усилия, чтобы удерживать машину на идеально ровном дорожном полотне.
Внезапно, словно материализовавшись из окружающего город туманного марева, на дороге возникла еще одна точка.
Скорость второй машины значительно превосходила отметку двухсот километров в час.
Она неслась по автобану, поднимая вслед за собой вихрящийся мусор в виде прошлогодней листвы,



Назад