46f3ea3d

Ливадный Андрей - Экспансия 07 (Форт Стеллар)



Андрей ЛИВАДНЫЙ
ФОРТ СТЕЛЛАР
Анонс
Четыреста лет боролись за выживание на чужих планетах колонисты Первого рывка, брошенные Землей на произвол судьбы. Но легендарная прародина захотела решить все свои проблемы за счет Свободных Колоний и напомнила о себе внезапной атакой Третьего ударного флота под командованием беспощадного адмирала Тиберия Надырова и разрушительными орбитальными бомбардировками мирных планет. Так началась Первая галактическая война, навеки изменившая жизнь человечества и других разумных рас Вселенной…
ГЛАВА 1
2609 год галактического календаря.
Точка гиперпространственного перехода системы Дабог...
Борт ракетного крейсера “Люцифер”.
Это был страшный год для всего человечества.
Армады кораблей Земного Альянса вторглись в космическое пространство Свободных Колоний.
Война, начавшаяся внезапно, без объявления, обрушилась на молодые, едва окрепшие цивилизации, подобно грому или снежной лавине. Она не щадила никого, и никто не смог остаться в стороне от ужаса, постигшего десятки миров.
Первой на острие удара Земных эскадр оказалась планета Дабог. За ней, в списке на показательное уничтожение, следовали такие миры, как Элио и Кьюиг.
Расчет земного командования был прост, — уничтожив бомбовыми ударами с орбиты развитые колонии, оно планировало не только подорвать экономическую базу вероятного сопротивления, но и устрашить этой акцией остальные, менее развитые миры.
Однако история показала, что в этих планах крылась ошибка. Правительство и командование Альянса подсчитывало заводы по выпуску роботов, космические корабли и орбитальные станции — все, что так или иначе могло противостоять техногенной мощи вторжения, но при этом были сброшены со счетов, проигнорированы души тех, кто выжил в аду орбитальных бомбардировок.
А ведь именно эти люди решили исход первого этапа войны.
* * *
Ему было всего двадцать два...
О том, что такое война, он узнал год назад, когда на Элио упали первые орбитальные бомбы.
Сейчас Андрей Багиров уже не мог с точностью вспомнить, как прожил он минувший год, вплоть до вчерашнего дня, когда его нога впервые ступила на палубу этого корабля.
Просто само понятие “время” утратило свой смысл, потерялось в череде тяжких потрясений.
Дни сливались для него в тусклую, багряную череду, и не было разницы между ними... неважно, где он находился — в бомбоубежище ли, в наспех ли организованной военизированной школе или тут, на борту крейсера “Люцифер”, где ему предстояло принять свой первый и последний бой...
Жизнь раскололась на две половины, по ней пролегла черная линия терминатора, страшная граница света и тьмы, разделившая его существование на “до” и “после”.
Глухой толчок, дрожь в переборках и хриплый голос в надсаженных динамиках интеркома привели его в чувство.
— Внимание в отсеках! Зафиксировано возмущение гравитационной составляющей! Боевая тревога!
За полгода учебы на симуляторах Андрей успел приобрести доведенный до автоматизма навык работы. Оператор орудийно-ракетного комплекса — профессия отнюдь не творческая, если можно обозначить этим гражданским термином навязанную войной армейскую специализацию...
Добравшись до своего боевого поста и прыгнув в глубокое кресло, закрепленное внутри сложной амортизирующей подвески орудийной башни, он закрыл забрало гермошлема, вогнал пальцы рук в специальные, похожие на неуклюжие перчатки гнезда, закрыл глаза, сливаясь с компьютерной системой наведения “Прайд-12” и сухо доложил:
— Седьмая орудийная башня, комплекс активирован, к стрельбе готов!
* *



Назад