46f3ea3d

Ливадный Андрей - Экспансия 30 (Борт 618)



АНДРЕЙ ЛИВАДНЫЙ
БОРТ 618
Пролог
— Борт 618, здесь «Орфей», доложите готовность!
Пилот десантно-штурмового модуля кинул беглый взгляд на приборы.
— «Орфей», на связи Борт 618, предстартовая процедура окончена. Прошу данные по обстановке.
— Борт, орбиты сближения свободны. Данные по точке высадки загружаются.
— Что там внизу? — Пилот машинально поправил дугу укрепленного у губ микрофона, одновременно считывая поступающие на навигационный экран данные.
— Сложно сказать, — ответил голос в коммуникаторе. — Густая низкая облачность, разрывов нет, похоже, что в зоне высадки гроза. По данным картографической разведки, там несколько брошенных поселений, связанных общей инфраструктурой дорог. Приспособленной площадки для посадки нет, сориентируетесь по обстановке.
— Понял вас. — Пилот кивнул своему навигатору. — Игорь, следи за рельефом. Настрой сканеры на низкую облачность. Придется идти по приборам.
Навигатор потянулся к приборным панелям. Пилот спускаемого модуля переключился на внутреннюю связь:
— Экипажу, начало стосекундного отсчета. В отсеках, приготовиться к старту. — Он опять коснулся сенсора. — «Орфей», начат стосекундный отсчет.
Подтвердите разрешение на старт.
— Борт 618, старт разрешен. Катапульта заряжена, силовые поля убраны.
В ангаре разведывательного картографического крейсера «Орфей» в этот момент стихла вся суета подготовки, люди исчезли, фермы обслуживания втянулись в предназначенные для них укрытия. Огромный десантно-штурмовой модуль, подхваченный электромагнитами удержания, оторвался от стартовой плиты и медленно поплыл в сторону открытого затвора катапульты, будто действительно являл собой исполинский тупоносый снаряд длиной почти в сто метров.
— Борт, вы в стволе. Затвор герметизируется. На табло бортового хронометра цифры обратного отсчета продолжали свое стремительное движение к нулю.
Две разведенные в стороны половинки многотонного затвора стартовой электромагнитной катапульты начали возвратное движение, медленно смыкаясь.
— Затвор закрыт!
— Добро. Мы готовы.
Пилот спускаемого модуля посмотрел на экраны обзора. Вдоль внутренней поверхности ствола стартовой катапульты то и дело пробегали цепочки красных и синих огней, обозначая габариты пусковой шахты, а впереди, за раскрывающимися лепестками диафрагменного люка, уже обозначился черный провал космоса.
— Диафрагма открыта!
Цифры на бортовом хроно высветили нули. Плавное ускорение, рожденное электромагнитами стартовой катапульты, подхватило космический корабль, толкнуло его вперед по стволу, огни габаритов слились в сплошные полосы и...
Резкий толчок, вспышка гасящих вращение дюз коррекции, ощущение Бездны, расплескавшейся вокруг мириадами колючих, холодных точек...
«Орфей» огромной клиновидной массой уже скатывался на экраны заднего обзора, а впереди был виден ущербный шар серовато-зеленой планеты.
Пилот посмотрел назад, провожая взглядом удаляющуюся массу крейсера, по борту которого четкими флюоресцирующими буквами тянулась надпись:
«Миссия гуманитарного союза Совета Безопасности Миров. Поиск потерянных колоний».
— Борт 618, доложите обстановку.
— Старт успешный.
— Счастливо, парни. До встречи на высоких орбитах.
— Понял, спасибо. Конец связи. — Пилот спускаемого модуля коснулся сенсора, переключая свой коммуникатор на внутреннюю частоту.
Он сделал это спокойно, буднично, абсолютно не догадываясь о том, что слышит голос дежурного офицера крейсера в последний раз.
Впереди уже рос, распухая в размерах, серовато-голубой шар планеты.
Часть 1




Назад