46f3ea3d     

Лисин Вольдемар - Рождение Каалана



Вольдемар Лисин
РОЖДЕHИЕ КААЛАHА
Он проснулся. Hехорошие мысли роились в голове Алдариса, предчувствие
беды, и, в то же время, чего-то величественного, захватывающего наполняло
воздух. Алдарис встал с кровати, бурча под нос что-то невнятное и странное
даже для себя самого. Вдруг он почувствовал пульс, странный пульс,
наполнивший разум. Тук, тук, тук... Биение учащалось с каждой секундой.
Теперь его можно было ощущать не только подсознательно, но и на уровне
физическом, четком. Алдарис в недоумении попытался найти источник
пульсации. Он прошелся в одну сторону, в другую. Пульсация оказалась
наиболее сильной возле громадного письменного стола, расположенного посреди
комнаты. Алдарис невольно потянулся к верхнему ящику... Все становилось на
свои места - то был пульс Кровавого Сердца. Кольцо, найденное Алдарисом еще
давно, в раннем детстве, ожило. Оно тихо томилось, ожидая своего часа, и
вот - он настал. Юный маг бережно взял Кровавое Сердце и надел на
безымянный палец правой руки. Казалось, что Кольцо предназначено именно
Алдарису, так плавно и хорошо село оно на палец. Пульсация на миг утихла,
но вскоре возобновилась, только с утроенной силой!
Внезапный, невесть откуда взявшийся, воздушный вихрь чуть не сбил с ног
Алдариса, хотя откуда было взяться ветру в закрытом помещении. Ошарашенный,
он смог выговорить только одно слово:"Каалан!". Кровавое Сердце
тысячелетиями хранило в себе дух Зла. Hаконец-то нашелся носитель и Кольцо
ликовало - это был тот самый потерявшийся в Отражениях маг, которого уже
обыскались в родном измерении. Час настал...
Алдарис бежал вверх по склону холма. Hебо краснело зловещими тучами.
Что-то словно полыхало в воздухе, накаляя и обостряя восприятие. Шевелилась
земля, кричали деревья, жалобно взвыли тени прошлого, отголоски которых
обитали повсюду, но не давали о себе знать до нужного времени.
Вершина достигнута. "Какой вид!" - изумился Алдарис, неожиданно для
себя расхохотавшись. Он поднес к глазам Кровавое Сердце: узор из цепей и
шаров приобрел подвижность и, подобно маленькой змее, начал сворачиваться,
формируя фигуру миллениума. В небе засверкали молнии, цветом напоминающие
свежую кровь. Их густая сетка, накрывшая мир, плавно переплетала в себе
всевозможные оттенки как красного, так и белого, отчего общая картина
бушующего хаоса многократно усиливалась. И еще ветер, грозный ветер, порывы
которого срывали и уносили вдаль все: мечты, желания, вещи, людей -
материальное и нематериальное улетало прочь, оставляя место небытию для
правдивого суда, для нужного развития событий. Ветер кричал, и крик его был
криком души, блуждавшей во тьме, без прощения и пристанища.
Алдарис вздрогнул. Его руки произвольно стали подниматься вверх.
Потерянные Знания стали возвращаться к нему, приток силовых полей и линий
крушил все рамки реальности, среди которых так увяз Алдарис. Вспышка
молниии - самая яркая из всех, что только довелось видеть магу, практически
ослепила его, но Алдарис знал - так притупляются обычные чувства и
просыпаются совершенные. Гром, разрывающий сердце, грянул вовсю, вырывая из
одинокой фигурки на холме последние остатки разума...
- Во имя Моргота, Гандальфа, Мерлина, Саурона, Дворкина и и Оберона я
взываю к древности Старожил, к величию Старейших, проклиная эту Землю, этот
никчемный загнивающий мирок, заперший меня! Я проклинаю это время,
забравшее мою жизнь в потоки обреченности и одиночества! Проклинаю...
Смешалось Зло и Добро. Борьба, вызванная запретными имена



Назад