46f3ea3d     

Литвинова Рената - Нелюбовь



Литвинова Рената
НЕЛЮБОВЬ
(Отрывочные события, переживания, попытки в течение семи дней)
Ажар А-ой
C моей бабушкой случилась такая несправедливость в жизни
показательная! - сказала Маргарита своему молодому кавалеру, который сидел
за столиком напротив нее, сжимал ей руку, и взгляд у него был покорный. Она
потрогала на ощупь его ладонь, высунула оттуда свою руку и продолжила, - в
тысяча девятьсот тридцатом году она не знаю как оказалась в деревне. И ей
нужно было под вечер возвращаться на станцию, чтобы успеть к поезду.
Понимаешь? - она вздохнула. Глаза его не меняли своего выражения независимо
от произносимых слов. - Ответь мне, - тогда он кивнул. Она отвела взгляд от
него и стала рассказывать дальше. - Было уже темно, надо было ехать мимо
леса. Она очень торопилась. Она была женщина обаятельная, по фотографиям. У
нее было много поклонников. У нее были малиновые загадочные губы и раскосые
глаза, такое белое лицо, все говорят, что она была вполне красавицей. Как
на твой вкус, тебе нравятся такие? - спросила она. Тот стал раздумывать,
потер себе лоб. Она не стала дожидаться, пока он придумает, она и так
знала, что бабушка была красавицей. - Так вот ей дали лошадь по знакомству,
чтобы она добралась до станции. Она села в повозку, она не умела управлять,
но лошадь знала дорогу, и она выехала поздними сумерками, ее уговаривали
остаться переночевать, она не согласилась, и с тех пор ее никто не видел, -
Маргарита вздохнула, припоминая лицо бабушки на фотографиях. - Нашлась
лошадь и повозка, а бабушку не смогли найти. Но весной разнесся такой слух,
будто в разрушенной церкви вдруг под провалившимся куполом таким островком
выросла пшеница! А знаешь, был большой голод. Все туда побежали, церковь
стояла у леса, заброшенная. Один крестьянин копнул лопатой... чуть-чуть,
прямо в то место, откуда росла пшеница непонятная, и наткнулся на что-то
твердое... Стали раскапывать, и это оказалась моя убитая бабушка, которую
едва замели землей. Оказывается - ее спутали с кем-то, кто ходил и отбирал
хлеб, и убили для назидания, по ошибке! А убив, разрезали ей живот и
засыпали туда пшеницы, которая весной и проросла! Иначе бы и не нашли,
наверно... - Рита остановилась в своем рассказе. Она потрогала свою челку,
в порядке ли ее прическа. Вздохнула.
Рите было двадцать лет. У нее было еще довольно припухлое щекастое
лицо. У нее была манера - хватать себя за горло правой рукой. Она немного
сутулилась, говорила тонким голосом и заворачивала одну ногу за другую.
- Ты представляешь, ведь ее отговаривали, а она отвечала, нет, нет, я
поеду. Это правда, что смерть зовет, - сказала она патетически так, что
молодой ее Миша вздрогнул и еще сильнее задумался. - Вот мне кажется, что я
буду долго жить, дольше всех, всех перехороню, или мне. кажется, ты меня
заревнуешь и убьешь в спину, да? - Она шевельнула его рукой. Тот сказал ей:
- Не-е-ет!
- Бедная у бабушки судьба, - подвела итог Рита, - знаешь, какая она у
нее? Как ты думаешь, какая? Нельзя определить. Просто судьбоносная судьба.
Судьбоносная судьба, - повторила она. Она оглянулась вокруг, на людей,
особенно ей интересны были женщины. Они сидели в фойе выставки фотографий
одного известного фотографа и пили кофе. Выставку смотреть Рите было лень
встать, поэтому пока для начала они пили-пили кофе до самой последней
усталости, и Рита рассказывала ему свою жизнь. Миша же все осмысливал очень
основательно, отвечать не успевал, поэтому только пока выразительно молчал,
подперев с



Назад